Общие сведенья
История
Адрес и реквизиты
Персоналии
Дилеры
Лицензии

Видеоновость НИИ КП

Продукция НИИ КП

Радиомаяки
Антенны
Контроль и обеспечение стойкости ЭКБ и РЭА к воздействию ИИ КП
Навигационное оборудование
Телеметрия
Продукция для медицины

НОВОСТИ

19.04.2010
:::Просыпаясь утром, мы первым делом будем проверять, работает ли у нас навигация

Премьер-министр Владимир Путин 6 апреля в Ново-Огареве провел совещание по вопросу картографического обеспечения Глобальной навигационной спутниковой системы (ГЛОНАСС). О сегодняшнем состоянии системы, перспективах ее военного и гражданского использования журналисту Владимиру ГУНДАРОВУ рассказал один из создателей ГЛОНАСС, главный конструктор гражданской аппаратуры потребителей, генеральный директор ОАО «Научно-исследовательский институт космического приборостроения» доктор экономических наук Юрий КОРОЛЕВ.



-- Юрий Николаевич, зачем России вообще нужна своя Глобальная навигационная система?

-- Потребность в национальной космической навигационной системе возникла у СССР и США практически одновременно -- с развитием ракетного оружия стратегического назначения. У нас развернули «Цикаду», в США -- «Транзит». Обе системы разрабатывались по заказу военных ведомств. В дальнейшем из них «выросли» ГЛОНАСС и американская NAVSTAR, известная гражданскому потребителю как GPS (Global Positioning System -- глобальная система позиционирования).

Сегодня никто не решится на безумный шаг первым применить ядерное оружие. Это автоматически приведет к уничтожению агрессора всеми остальными ядерными державами. В то же время все чаще мы видим силовое решение политических и экономических проблем. В перспективе не исключена борьба за источники углеводородного сырья в Арктике.

Как показал опыт региональных конфликтов, главная ударная сила в современной вооруженной борьбе -- высокоточное оружие. Однако без точного позиционирования оно теряет всякий смысл. И потребность в космической навигации растет год от года. Пока только две страны в мире имеют глобальную систему навигации -- Россия и США. Другие государства также заинтересованы иметь свою национальную систему глобальной навигации, особенно ее военную составляющую. Но им приходится довольствоваться данными других стран. Вот почему для них исключительно важна возможность получать сигнал не от одной, а от всех навигационных систем: если сигнал будет отключен или намеренно искажен в одной системе, вторая подстрахует.

Российские навигационные приборы особенно выгодны для потребителей во всех странах, так как пока только мы сумели научить свои приемники принимать сигналы ГЛОНАСС, американской GPS и даже создаваемой сейчас европейской системы Галилео (Galileo). Европейское космическое агентство (ЕКА) планирует на первом этапе вывести в космос 30 навигационных спутников. Для их доставки на орбиты ЕКА уже «зарезервировало» десять наших ракет-носителей «Союз».

Научив наши приемники распознавать сигнал двух систем, мы можем в перспективе выпускать аппаратуру, которая, если понадобится, будет принимать сигналы от трех и более навигационных систем, в том числе китайского «Компаса» (Compass), индийской региональной навигационной спутниковой системы (Indian Regional Navigation Satellite System -- IRNSS) и японской региональной «Квази-Зенит» (Quasi-Zenith Satellite System -- QZSS).

Пока же Индия сама заинтересована в получении навигационного сигнала от ГЛОНАСС -- не только гражданского, но и военного. И такой прецедент, вероятно, скоро случится. Индийская ежедневная газета Hindustan Times, освещая визит Владимира Путина в Индию 11 -- 12 марта 2010 года, написала, что Россия готова предоставить доступ к системе военных сигналов ГЛОНАСС, недоступных из любого другого источника, с гражданскими приложениями, обеспечивающими возможности для бизнеса.

-- 15 лет назад наша орбитальная группировка космических аппаратов уже была развернута до штатного состава -- 24 спутника. Почему же с 2001 года мы, по сути, заново создаем ГЛОНАСС?

-- Экономическая уязвимость прежней группировки состояла в том, что у нее был один заказчик и один потребитель -- Министерство обороны. Монополист никого не подпускал к своей системе. Как говорится, все яйца мы положили в одну корзину. Когда начались проблемы с финансированием армии, о ГЛОНАСС все забыли -- надо было позаботиться о том, что оставалось на Земле. В итоге к ноябрю 2001 года в орбитальной группировке оставалось всего шесть работоспособных спутников, а количество отечественных образцов навигационной аппаратуры потребителей (НАП), находящихся в эксплуатации, составляло всего несколько тысяч.

Для сравнения: в то время орбитальная группировка системы GPS состояла из 28 спутников, а общее количество проданных комплектов НАП превышало 2 млн образцов. Мы практически потеряли тогда ГЛОНАСС, но извлекли горький и полезный урок. Несколько лет назад Минобороны сняло все ограничения на точность информации, получаемой от ГЛОНАСС. Теперь ее услугами, хотя система остается под управлением Минобороны, могут пользоваться все гражданские ведомства и граждане не только в России, но и во всем мире. Гражданский навигационный сигнал распространяется свободно и бесплатно.

Россия гарантирует: доступ мирового сообщества к гражданскому сигналу ГЛОНАСС ни при каких обстоятельствах ограничен не будет. В отличие от США, которые оставляют за собой право на санкции «в целях национальной безопасности».

-- Почему же нет ажиотажа вокруг продажи мультисистемных приемников ГЛОНАСС/GPS, а попытки их устанавливать в заводских условиях на автомобили не встречают большого энтузиазма автолюбителей?

-- А вы можете привести хотя бы один пример из истории нашей (и не только нашей) страны, когда новации проникали в повседневную жизнь без административного нажима сверху? Бороды брили и в европейское платье переодевали насильно, картошку заставляли сажать из-под палки. А лионские ткачи разрушали станки.

Требуется время, чтобы потребитель узнал о новой услуге и, что называется, распробовал ее вкус. 20 лет назад мобильных телефонов не было. А сейчас мобильник у каждого пенсионера, у каждого ребенка. 30 лет назад компьютер представлялся нам каким-то большим агрегатом, который нужен исключительно инженерам и ученым для сложных математических расчетов. Но очень быстро он вошел в нашу повседневную жизнь и стал необходим в быту, как вилка и ложка.

Дети играют в куклы, у которых микрочип в 100 раз мощнее, чем бортовой вычислительный комплекс на корабле «Аполлон». Люди не могут жить без Интернета. Спрос рождает предложение. Сегодня очень популярна технология RFID -- автоматической бесконтактной идентификации объектов при помощи радиочастотного канала связи. В челюсти муравья можно разместить 20 RFID-чипов. Через 10--20 лет эти чипы распространятся повсюду, и с их помощью человечество будет контролировать все -- от колеса в автомобиле до экологической обстановки на планете. Но чтобы реализовать эти кажущиеся только на первый взгляд фантастическими замыслы, нужна Глобальная навигационная система. Просыпаясь утром, мы первым делом будем проверять, работает ли у нас навигация, как сейчас проверяем свои часы и сотовый телефон. А уж потом завтракать.

-- Вы предлагаете ждать 20 лет?

-- Если мы будем только ждать, то через 20 лет ничего из сказанного не произойдет. К сожалению, мы оказались в сложной ситуации. Военные хотят иметь навигационные приборы, которые выдерживают ядерный удар. Разработанная еще в советские времена база микроэлектроники позволяет создавать такие приборы. Они громоздкие, тяжелые, но военным другие и не нужны. А перед нами стоит задача сделать ГЛОНАСС на 80% гражданской. Гражданским потребителям нужны другие товарные качества -- удобство, надежность, легкость.

Но мы производим НАП из того, что имеем. Это либо морально устаревшая продукция отечественной электронной промышленности, ориентированной на оборонные нужды страны, либо импорт. Кто будет инвестировать деньги в развитие гражданского сектора отечественной микроэлектроники? Прежде всего государственные заказчики услуг ГЛОНАСС -- МЧС, Минтранс, Минпромторг, другие федеральные ведомства, субъекты федерации. Когда на их деньги и под их заказы мы модернизируем производство и приступим к массовому выпуску навигационной аппаратуры потребителей, тогда в магазинах появится богатый выбор различных навигаторов. Их активно будут покупать, потому что наши мультисистемные приемники принимают сигналы от большего числа спутников, значит, и навигация у них точнее и надежнее.

Ежегодно предприятия ракетно-космической промышленности производят десятки единиц ракет, космических аппаратов, другой космической техники. У нас штучное ресурсо- и наукоемкое производство. Оборотные средства большие, но их не пустишь на развитие технологий, обновление оборудования. Деньги на эти цели надо доставать из другого кармана.

-- Вы же достали...

-- В прошлом году нам удалось за счет собственных средств обновить производственное оборудование. Мы приобрели у российской компании «Остек» автоматическую линию поверхностного монтажа плат и готовой продукции. Наши специалисты прошли обучение работе на новом оборудовании, закупленном в Англии, Германии, Израиле, Нидерландах и Южной Корее. Производительность новой автоматической линии в три раза больше, чем у старого нашего оборудования. Теперь мы сможем собирать до 300 тыс. плат в год. Это очень важно для нас и других предприятий «Роскосмоса», которым предстоит довести ежегодный выпуск НАП различного типа до 350--400 тыс. штук.

На первом этапе на этой линии мы начали собирать приемники с ЧИПами, созданными на технологии 0,18 микрона. Но уже сейчас ведется разработка нового поколения НАП с базовой технологией 0,09 микрона с выходом на серийное производство в конце 2010 года. Такой приемник уместится в корпусе микросхемы и может встраиваться в любое малогабаритное изделие.

-- Говорят, что у нас спутники долго не живут. Это правда?

-- Нашему старейшему спутнику на орбите в этом году исполнится шесть лет, американскому -- девять. Согласно так называемому закону Мура -- одного из основателей Intel, число транзисторов на кристалле удваивается каждые два года, соответственно удваивается и мощность процессоров. Представьте себе, что космический аппарат находится на орбите десять лет. За это время на Земле произошло обновление технологий, перестали пользоваться аналоговой связью и перешли на цифровую, а потребители космических услуг не могут расстаться со старой аппаратурой, потому что кто-то решил, что старый спутник лучше нового.

Иногда, правда, такое случается. Например, американский спутник IIR-M уже год находится на этапе ввода, тогда как другие спутники GPS вводились в строй в течение месяца.

Если бы у нас на рабочей орбите оставались старые космические аппараты, точность навигации составляла бы от 60 до 100 м. Но мы постоянно обновляем состав своей орбитальной группировки. В течение года планируется довести ее до 27 аппаратов, из которых не менее 24 будет использоваться по целевому назначению. В основном это аппараты «Глонасс-М». Точность навигации сейчас колеблется от 5 до 15 м. А когда мы начнем выводить в космос «Глонасс-К», точность навигации для гражданских потребителей улучшится до 2,8 м. Ждать таких аппаратов и такой точности осталось совсем недолго.
По материалам сайта Федерального Космического Агенства http://www.federalspace.ru/main.php?id=2&nid=10193