Общие сведенья
История
Адрес и реквизиты
Персоналии
Дилеры
Лицензии

Видеоновость НИИ КП

Продукция НИИ КП

Радиомаяки
Антенны
Контроль и обеспечение стойкости ЭКБ и РЭА к воздействию ИИ КП
Навигационное оборудование
Телеметрия
Продукция для медицины

НОВОСТИ

Юрий Королёв: «Микроэлектроника должна быть в центре внимания»

20.02.2011
:::Юрий Королёв: «Микроэлектроника должна быть в центре внимания»

В 2010 г. исполнилось 25 лет НИИ космического приборостроения (НИИ КП).

22 года у его руля стоит заслуженный работник ракетно-космической промышленности, доктор экономических наук Ю.Н.Королёв.
Начав в 1963 г. трудовую деятельность в НИИ-885, он прошел путь от техника до начальника отдела НИИ приборостроения в составе НПО «Радиоприбор». С выделением в 1985 г. НИИ КП в самостоятельное предприятие Ю.Н.Королёв стал заместителем генерального директора НПО «Радиоприбор», а с 1988 г. является директором, а затем генеральным директором НИИ КП (с 2009 г. – ОАО НИИ КП). Мы встретились с Ю.Н.Королёвым и попросили его ответить на несколько вопросов.
– Юрий Николаевич, расскажите о вашем предприятии: когда оно создавалось, чем все эти годы занималось.

– Наше предприятие – НИИ космического приборостроения – было создано в 1985 г. в соответствии с постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 6 февраля 1985 г. №133-50 в составе Министерства общего машиностроения как приборное предприятие широкого профиля, специализирующееся на создании гражданской и военной продукции. Минобщемаш всегда занимался только группировкой спутников, но в какой-то момент возникла необходимость внедрить космические достижения в народное хозяйство, а аппаратуры, которая могла бы все обрабатывать, по большому счету, не было. Институт входил в состав крупнейшего объединения в радиоэлектронной отрасли СССР – НПО «Радиоприбор». На его предприятиях, которые раскинулись по всему Советскому Союзу (Россия, Белоруссия, Украина, Азербайджан, Узбекистан и другие республики), работало около 30000 человек.
НИИ КП был образован в период перестройки, и это, конечно, был очень сложный период. Мы все помним, как предприятия разрушались, объединения разваливались… Развалилось и НПО «Радиоприбор». Но мы продолжали заниматься своей профильной деятельностью – не перешли на изготовление кастрюль и ложек. НИИ КП сотрудничало (и продолжает работать) с такими головными предприятиями отрасли, как ГКНПЦ имени М.В.Хруничева, НПО имени С.А.Лавочкина, НПО ПМ (сейчас – ОАО ИСС) имени М.Ф.Решетнёва и др. Также мы выполняли разработки для медицинской отрасли. И нам удалось выжить. И более того – мы росли!
Могу с гордостью сказать, что предприятие ни разу не было в долгах за 25 лет своего существования, ни разу не брало кредиты и не задерживало зарплату сотрудникам. Мы пережили оба дефолта (первый – в 1993 г., когда были уничтожены все мелкие банки, и второй – в 1998 г.).
В августе 2009 г. НИИ КП был реорганизован путем преобразования из ФГУП в ОАО. После преобразования задачи, цели, тематика и структура предприятия остались прежними. В настоящее время тематика НИИ КП развивается по нескольким основным направлениям.
Во-первых, это бортовые и наземные приборы навигационной аппаратуры потребителя (НАП), предназначенные для определения местонахождения объектов вооружения и военной техники с использованием сигналов спутниковых систем ГЛОНАСС/GPS. Эти приборы имеют различные модификации и могут устанавливаться на борту ракет и самолетов, в командно-штабных машинах, на борту танков и бронетранспортеров, использоваться в системах орудийной наводки, системах залпового огня и т.д. Все они отвечают требованиям Министерства обороны и выпускаются серийно на производственных площадях НИИ КП.
Во-вторых, это аппаратура контрольно-корректирующих станций, предназначенная для повышения точности определения местоположения подвижных объектов до единиц метров и лучше (в зависимости от времени позиционирования).
В-третьих, это сертифицированные и зарегистрированные в Авиарегистре Межгосударственного авиационного комитета (МАК) авиационные бортовые радиомаяки системы КОСПАС/SARSAT типа АРМ-406П, АРМ-406С1. Они выпускаются у нас серийно с 2001 г. Радиомаяки предназначены для определения координат терпящих бедствие военных и гражданских воздушных судов и для обеспечения прибытия поисковых средств к месту аварии. Разработаны и готовы к серийному производству персональные радиомаяки. Особенностью этих маяков является наличие встроенного ГЛОНАСС/GPS приемника и средств симплексной голосовой связи для взаимодействия с поисковыми службами (на частоте 121.5 МГц). Они предназначены для использования широким кругом наземных пользователей (туристы, альпинисты, охотники, геологи и др.). Идею предусмотреть возможность голосовой связи подсказали летчики: ведь при аварийной посадке людей может отбросить куда угодно – в трещину в скале, на льдину, и вертолеты могут долго летать над человеком, но не видеть его. Поэтому у потерпевших бедствие должна быть возможность подсказать спасателям, где они находятся.
В-четвертых, это малогабаритные бортовые радиотелеметрические передающие устройства, антенно-приемные устройства тех же диапазонов, а также приборы для их контроля. Параметры излучаемого спектра радиопередающих устройств отвечают требованиям основных международных телеметрических стандартов IRIG (США) и CNES (Франция), у них унифицированы входные интерфейсы.
В-пятых, это разработка базового ряда массовой гражданской спутниковой аппаратуры потребителей навигационной системы ГЛОНАСС. Мы являемся головным предприятием Роскосмоса по этому направлению.
Разработан и серийно выпускается целый ряд гражданской аппаратуры под товарным знаком Glospace, работающей сразу с тремя спутниковыми навигационными системами – российской ГЛОНАСС, американской GPS и разрабатываемой европейской Galileo. Антенна и приемник этого устройства – российского производства, дизайн также разработан отечественными специалистами. Главной импортной деталью является дисплей фирмы Samsung, позволяющий четко разглядеть мельчайшие детали картинки. Навигатор обеспечивает и несколько развлекательных функций: просмотр фильмов, фотографий и прослушивание цифровых аудиозаписей. К нему можно подключать карты памяти и внешние устройства.
На сегодняшний день в НИИ КП имеется шесть производств: гражданской навигационной аппаратуры, специальной навигационной аппаратуры, полуавтоматизированное и автоматизированное производство печатных узлов, производство антенн, подложек для антенн и аварийно-спасательных маяков. Мы также занимаемся новыми разработками, и объемы этой работы растут.
Конечно, было сложно… Да, мы продолжали заниматься своей работой, но за документацию никто не хотел платить. Клиенты изъявляли желание получить аппаратуру, проверить ее работоспособность и только после этого заключать договоры на ее поставку. Развал объединений и заводов, на которых выпускались опытные образцы (а затем и серийные партии), просто заставил нас пойти по этому пути, и он является правильным.

– Какой путь пришлось пройти предприятию, чтобы выйти на рынок с гражданским навигационным приемником?

– Мы ведем постоянную борьбу по трем направлениям: за функциональность нашей продукции, за ее эргономику и за стоимость. Если с двумя первыми направлениями все более или менее понятно, то третье вызывает вопросы. У нас большая выработка на одного человека – и по этому показателю мы находимся на одном из первых мест среди предприятий отрасли. Мы входим в шестерку лучших.
Однако в стране серьезная проблема: нет специализированных производств. А они должны развиваться. Периодически я слышу заявления: что-то где-то делается, но скорее речь идет о штучных изделиях. Массовых же изготовителей совмещенной навигационной аппаратуры у нас в стране три – это мы, ОАО «Ижевский радиозавод» и ЗАО «КБ НАВИС». Есть еще небольшие производители, но они делают штучные вещи.
…Первые военные навигационные приемники, первая дифференциальная станция была сделана у нас. В России их тогда еще не покупали – первую станцию у нас купила Германия, то есть вся первая продукция шла за рубеж. При этом у некоторых людей все равно было непонимание: «Зачем вы всем этим занимаетесь? Вам нужно группировкой заниматься!» Но мы продолжали... Были, конечно, проблемы. Например, с отсутствием комплектующих. В стране не было пластмассы надлежащего качества. И черный цвет, который она приобретала благодаря добавлению сажи, искажал прохождение радиосигналов. Даже пластмассу мы были вынуждены закупать за рубежом…
В июне 2007 г. перед институтом была поставлена задача: выйти на гражданский рынок навигационной аппаратуры системы ГЛОНАСС. К нам тогда приехала делегация во главе с С.Б.Ивановым и А.Н.Перминовым. Дали срок – три месяца. За это время нужно было разработать, произвести, сертифицировать и поставить в магазины. И мы это сделали: к концу года в магазинах появились первые российские автомобильные навигаторы ГЛОНАСС/GPS (НК №2, 2008). Это было очень непросто, потому что все полки уже были завалены зарубежной продукцией – из Китая, Тайваня, Малайзии, США и др.
Многие считают, что цена нашего автомобильного навигатора несправедливо выше, чем его зарубежных аналогов. Но все дело в большом экране – он потребляет больше энергии, что соответственно требует более мощного процессора. И если сравнивать действительно с аналогами, он все-таки выигрывает по цене.
Между тем НИИ КП пришлось организовывать, например, производство подложек для антенн, потому что без антенны радиоаппаратура не работает по определению. Материалов для подложек в стране не было. Пришлось заниматься порошками, смесями, прессованием, запеканием – то есть всеми этапами изготовления.
Кроме НИИ КП, такие антенны производят только в Китае. Китайцы, правда, добиваются приема сигналов и GPS, и ГЛОНАСС за счет внесения изменений в существующую GPS-антенну. Однако в результате смещается ее диапазон, сигналы со спутников разных систем принимаются хуже. Мы придерживаемся другого принципа – производим мощную широкополосную антенну.
НИИ КП все сделало на свои деньги. Как всегда в таких случаях, было много шуму – что «граната не того калибра», что не такой, что точности не те, характеристики не те и др. Но, народ, ты, прежде чем писать, подумай – он же совмещенный! Не нравится ГЛОНАСС/GPS – переключи на GPS отдельно. Но имей в виду: нужно минимум четыре спутника, чтобы определить местоположение. Сегодня, когда у нас практически полностью развернута группировка ГЛОНАСС, точность для движущихся объектов составляет 4–5 м. Это рекордная точность для гражданских навигаторов. Но не предел. Гражданская навигация догоняет военную, где счет определения координат идет уже на сантиметры. Поэтому на все эти крики и гам я даже внимания не обращаю. Мировой рынок вздрогнул – пришел новый игрок. Ведь до этого был только GPS…
Могу констатировать, что номенклатура сегодня меняется чаще, чем раньше. В этом вы можете убедиться, если зайдете в любой магазин электронной техники. И если мы не хотим отставать, то вынуждены разрабатывать более современную аппаратуру, с расширенным количеством функций, габаритов, меньшим энергопотреблением. Она должна соответствовать всем мировым требованиям и удовлетворять заказчика.

– Кто к вам на предприятие обращается за продукцией, в частности за радиомаяками? Есть ли спрос?

– Обращаются, конечно! Примеров могу привести много. Сейчас НИИ КП убеждает всех заинтересованных в необходимости установить радиомаяки на спускаемые космические аппараты, которые возвращаются с МКС на Землю. С такой аппаратурой точность определения местоположения вернувшихся с орбиты космонавтов будет в пределах 10 м. Это существенно сократит время поиска.
Кстати, когда в декабре 2009 г. спускаемый аппарат корабля «Союз ТМА-15» совершил посадку в Казахстане, в районе приземления была низкая облачность и минусовая температура, что не позволило использовать для поиска СА и эвакуации экипажа вертолеты. Координаты места приземления с большой точностью были определены и переданы в штаб по организации поиска и эвакуации радиомаяком ПАРМ-406М системы КОСПАС/SARSAT, разработанным НИИ космического приборостроения. И туда сразу были направлены спасатели. Результаты применения этого радиомаяка, совмещенного с приемником ГЛОНАСС, показывают, что система успешно работает, обеспечивая необходимую информацию для соответствующих отрядов и служб.
Работаем с войсками, с авиацией. Военно-промышленная комиссия приняла решение о покупке 600 аварийно-спасательных маяков для укладок военных. Посчитали, что этого пока достаточно. С МЧС тоже работаем – идут переговоры.
У нас третий год закупает радиомаяки Киргизия. Более трех четвертей территории страны – это горы, и к ним приезжает много туристов. Но есть же экстремалы – их там невозможно найти! Нужен персональный маяк на группу. Но когда сезон – их нужны тысячи, нужны деньги, нужно специальные службы создавать в регионах...
К нам обращались и дайверы. Бывает, что их уносит течением за километр, и нужно как-то ориентироваться. Мы сделали. Обращались парашютисты. Ко мне попала статья о случае, когда был высотный прыжок (19 км, по-моему): прыгали женщина и мужчина – и их унесло за 1500 км. Мужчина погиб, а женщина осталась жива, но сильно пострадала… Вот такая история была. Обращаются туристы, альпинисты, геологи… И коневоды с собаководами обращались – крадут же животных, поэтому на них тоже маленькие маяки можно ставить.
Мы также думаем об уменьшении размеров персональных маяков. Есть международный прогноз, по которому в ближайшие несколько лет может появиться до 1 млрд людей, у которых будут персональные маяки. В первую очередь, это пожилые люди, дети, геологи, альпинисты… В Японии, например, финансируется программа оснащения всех школьников персональными маяками – там распространено похищение детей. У нас этот вопрос тоже обсуждается. Также ведутся разговоры и о разработке персональных радиобраслетов для осужденных, которым вынесен приговор с мерой наказания в виде домашнего ареста. Мы готовы и их сделать в сжатые сроки при наличии финансирования.
Кроме этого, на базе нашего производства в рамках сотрудничества мы планируем делать сложные изделия другим предприятиям Роскосмоса. Конечно, работа с элементами микронных размеров – это очень сложно, нужно иметь особые навыки, чтобы установить и запаять такой элемент на микросхеме. Без автоматического производства человек сам не справится – слишком большие риски ошибок и неточностей. Поэтому на помощь приходят современные технологии.
По словам аналитиков, мировой рынок навигационной аппаратуры в прошлом году составил около 100 млрд долларов и с каждым годом растет. Государство не хочет в это вкладываться, считая, что базовые технологии должен закупать коммерческий сектор. Однако в тех же США, например, существует Управление базовых технологий, которое выступает в роли заказчика разработок. Да, сначала они применяются в военных целях, но впоследствии – и во многих других отраслях. Благодаря их массовому использованию (через лицензирование или продажу прав), государство возвращает в бюджет значительно больше средств, чем инвестировало. Это общая мировая практика, которую нужно учитывать.

– С какими микроэлектронными технологиями работает институт?

В настоящее время институт разработал микросхемы с проектными нормами 0.11 микрон, в то время как многие предприятия у нас работают над технологиями 0.35 и 0.25 микрон. У нас в навигационном чипе сейчас 7.5 млн транзисторов.
Сейчас НИИ КП получил пробную партию на технологии 0.11 микрон. Это новейшая 32-канальная микросхема навигационного приемника. В нее встроен и процессор, и память. Но есть возможность еще более уменьшить размеры. Планируем вскоре начать работать на технологиях 0.09 микрон. При достаточном финансировании мы в ближайшее время разработали бы технологии на 0.045 и даже на 0.035 микрон…
Вначале нам было очень сложно, потому что приходилось производить фактически вручную. И это не обеспечивало необходимых объемов. Поэтому пришлось поэтапно модернизировать, создавать автоматическое производство.
На первом этапе было создано частично автоматизированное производство проектной годовой производительностью 15–30 тысяч плат. Постепенно стал увеличиваться объем заказов и номенклатура, расширялась кооперация…
Жизнь заставила создать новейшее производство.
В конце января 2010 г. в НИИ КП на пуско-наладочных работах побывал руководитель Роскосмоса А.Н.Перминов. Он осмотрел новое производственное оборудование, в частности современную автоматическую линию поверхностного монтажа плат ГЛОНАСС и готовую продукцию. За 2010 год автоматическая линия вышла на полную мощность и позволяет собирать до 350-400 тысяч плат в год.
После ввода системы автоматического контроля электрических параметров, системы производственного рентгеновского контроля и системы влагозащиты получился современный мощный цех серийного производства радиоэлектронной аппаратуры.
У нас сейчас стоит задача: увеличить срок службы спутников до 15 лет. Со старой компонентной базой это не реализуемо. Поэтому микроэлектроника сейчас должна быть в центре внимания, если мы не хотим вечно отставать от Запада, если стремимся развить до конкурентоспособного уровня космическую отрасль.
По материалам сайта Федерального Космического Агенства http://www.federalspace.ru/main.php?id=2&nid=15377